Читать книгу Сценические Стихи - Рафаэль Альберти


Вы не зарегистрированы!

Если вы хотите скачивать книги бесплатно без рекламы и без смс, оставлять комментарии и отзывы, учавствовать в различных интересных мероприятиях, получать скидки в книжных магазинах и многое другое, то Вам необходимо зарегистрироваться в нашей Электронной Библиотеке.


Поделиться книгой с друзьями:



Страница 1

Альберти Рафаэль

Сценические стихи

Рафаэль Альберти

Сценические стихи

Перевод Овадия Савича

I

СТАТУЯ

Ты была так прекрасна,

что не могла говорить.

Висенте Уидобро

Забытая всеми,

я живу на этой дороге,

на этой просеке одинокой,

где тополя и березы.

Одинокая лесная статуя.

Вокруг меня араукарии,

сосны, синие кедры,

эвкалипты, кипарисы, густые кусты...

Затерянное украшение этого леса,

на краю этой просеки

я умираю от одиночества,

высокая, крепкая, с поднятой к небу рукой,

на которой -- о боль! -- не хватает ладони и пальцев.

В другой руке поднимаю корзину с плодами -

с вишнями, персиками, сливами, яблоками;

мох и плесень придают им

влажный цвет подводного царства.

Рядом с моим пьедесталом

среди репейника и шипов растут безымянные травы

и прелестные дуги недавно родившейся пальмы.

Я нетвердо знаю, кто я такая.

Кто-то сказал, что я Помона, богиня плодов и садов.

Мало кто на меня смотрит. Почти все проходят,

не подозревая о моем существовании, и тем не менее

я прекрасна: большая девушка,

высокая грудь встречает ветер,

длинная туника раскрыта,

и крепкие бедра выпуклы

среди скромных и гармоничных складок.

Я хотела бы говорить, я хотела бы

хоть один только раз, когда осень приходит,

оторвать ноги от пьедестала, который меня возвышает,

пройтись по лесу, слушая музыку,

которую поют сухие листья под шагами.

Я хотела бы говорить, петь, ходить хоть немного...

Но -- молчанье! Слышны шаги... Кто-то

останавливается передо мной.

Пристально глядит на меня.

Я чувствую дрожь -- даже в тех пальцах, которых у меня нет.

-- Что за красавица,

одна, в этом укромном месте,

и никто на нее не смотрит!

Я бы отнес ее в мой сад. Как прекрасно

сияла бы она этой весною

под большими тополями и темными кипарисами

на крове из моих цветов! -

Больше он ничего не сказал. Ночь

скоро наполнит кубок деревьев.

Что у меня на глазах?

Наверно, роса... Нет, это слезы.

В первый раз похвалили мою красоту,

и я чувствую себя счастливой

в этом ненужном затерянном одиночестве.

Бежать, бежать, шагать наудачу,

искать его лицо этой же ночью,

этой же самой ослепительной ночью!

Я могу ускользнуть? Никто не сторожит меня.

Мои стопы отрываются от камня.

Я прыгаю на дорогу... Медленно иду вперед...

Позади остается пустой пьедестал...

Я не знаю, куда иду... Темнота... пахнет акацией...

С моей обломанной руки

свисает ветка жимолости... Проволока

и острый репейник цепляются за складки моей туники...

Горящие глаза коров следят за мною...

Я иду, словно меня подгоняет счастливый воздух,

словно он слепо несет меня в сад моих желаний.

Что за деревья загораются для меня в темноте?

Фосфоресцируют тополя, пламенеют кипарисы,

все цветы зажигают свои огоньки.

Пьедестал из белейших цветов ожидает меня.

В саду нет никого. Дом заперт.

Я выпрямляюсь во весь рост на белых цветах.

Мое сердце дрожит вместе с солнцем зари.

Когда откроется дверь...

Ах, я так прекрасна, что даже не могу говорить!

МАТАДОР

-- Я -- матадор.

-- Я -- бык.

-- Я пришел убить тебя.

-- Попробуй, если можешь.

-- Я обработаю тебя с блеском.

-- Попробуй, если можешь.

-- Ты храбро вел себя до сих пор.

-- Ты тоже. Увидим.

-- Ты принесешь мне славу сегодня. Начнем.

-- Я сказал: увидим.

-- Слышишь молчанье цирка?

-- Молчанье смерти.

-- Ты умрешь под аплодисменты и взмахи шалей.

-- А как ты думаешь, матадор, мне это нравится?

-- Бык умирает, сражаясь. Становись.

-- И матадор. Иногда.

-- Что ты сказал?

-- Что матадор тоже иногда умирает.

-- Молчать! Начнем, бык. Не говори со мной.

-- Осужденный на смерть имеет право на последнее слово.

-- Публика в нетерпении.

-- Расстели плащ.

-- Эй, бык, что с тобой? Ты не бросаешься на меня?

-- Одно условие: я хочу музыки. Потребуй музыки.

-- Она уже играет. Ты не слушаешь? Скорей! Сойди же с места!

-- Что это такое? Я этого не знаю.

-- Это марш. Мой марш.

-- Ты мой матадор. Как тебя зовут?

-- Антонио Лукас, Шорник.

-- Мой матадор... А меня зовут Беззаботный.

-- Знаю. Но начнем же. Сюда, бык!

-- Знаешь что? Я думаю об одной вещи.

-- Говори скорее! Публика уже протестует.

-- Если ты будешь сердиться, я замолчу. Ничего не скажу.

-- Публика не хочет ждать. Она кричит, ревет.

-- Что публика понимает! Если она будет кричать, я не двинусь с места.

-- Ты станешь позором всей корриды.

-- А мне все равно! Я зовусь Беззаботный.

-- Тебя погонят в стойло, как ручного. Глупая скотина!

-- Это я ручной? Я, Беззаботный? Хорошо ты со мной обращаешься!

-- Мерзавец! На, получай! Бросайся же на меня!

-- Ты ударил меня лапой? Ну, смотри же!

-- Трусливый бык! Бык-предатель!

-- Вот ты уже летишь до первого ряда.

Где твоя мулета?

Где твоя шпага?

Ты у моих ног, ты весь согнулся, ты на коленях.

Ну, матадор, бросайся на меня! Это ты бык.

А ну, веселей и по всем правилам искусства,

как породистое и храброе животное!

Другой марш, президент!

Опусти лоб, не тычься в облака!

Нацепи мне на сердце все твои блестки,

я хочу быть опоясанным лентами так,

чтобы бык и матадор казались одним существом.

-- Минуту, минуту, Беззаботный!

-- Ни минуты больше! Подтянись!

Ты умрешь моей собственной смертью.

Ты почувствуешь, как твоя шпага войдет в

. . .
- продолжение на следующей странице -