Читать книгу Стихи Веры Полозковой Разных Лет - Вера Полозкова


Вы не зарегистрированы!

Если вы хотите скачивать книги бесплатно без рекламы и без смс, оставлять комментарии и отзывы, учавствовать в различных интересных мероприятиях, получать скидки в книжных магазинах и многое другое, то Вам необходимо зарегистрироваться в нашей Электронной Библиотеке.


Поделиться книгой с друзьями:



Страница 1

Стихи Веры Полозковой разных лет

Когда-нибудь я отыщу ответ.

Когда-нибудь мне станет цель ясна.

Какая-нибудь сотая весна

Откроет мне потусторонний свет,

И я постигну смысл бытия,

Сумев земную бренность превозмочь.

Пока же плечи мне укутывает ночь,

Томительные шепоты струя,

И обвевая пряным ветром сны,

И отвлекая от серьезных книг...

И цели совершенно не ясны.

И свет потусторонний не возник.

А хочется, напротив, хмеля слов

И поцелуев, жгущих все мосты,

Бессовестного счастья, новых строф -

Нежданной, изумрудной красоты;

Бессонницы, переплетений - да! -

Сердцебиений, слившихся в одно...

А что до бренности, так это всё тогда

Мне будет совершенно все равно.

Обрушится с уставших плеч скала:

Меня отпустит прошлых жизней плен.

Мне перестанут сниться зеркала,

И призраки, и лабиринты стен...

И, может, не придется ждать сто лет.

Я знаю - зряч лишь тот, кто пил сей хмель...

Вот в нем-то и отыщется ответ,

И в нем таится истинная цель.

@@@

Обезболивающее превращает в овощ,

Сам живой вроде бы, а мозг из тебя весь вытек.

Час катаешься по кровати от боли, воешь,

Доползаешь до кухни, ищешь свой спазмолитик –

Впополам гнет, как будто снизили потолок –

Вот нашел его, быстро в ложечке растолок

И водой запил. А оно все не утихает,

Все корежит тебя, пульсирует, муку длит,

Будто это душа, или карма твоя плохая

Или черт знает что еще внутри у тебя болит.

@@@

Бернард пишет Эстер: «У меня есть семья и дом.

Я веду, и я сроду не был никем ведом.

По утрам я гуляю с Джесс, по ночам я пью ром со льдом.

Но когда я вижу тебя – я даже дышу с трудом».

Бернард пишет Эстер: «У меня возле дома пруд,

Дети ходят туда купаться, но чаще врут,

Что купаться; я видел все - Сингапур, Бейрут,

От исландских фьордов до сомалийских руд,

Но умру, если у меня тебя отберут».

Бернард пишет: «Доход, финансы и аудит,

Джип с водителем, из колонок поет Эдит,

Скидка тридцать процентов в любимом баре,

Но наливают всегда в кредит,

А ты смотришь – и словно Бог мне в глаза глядит».

Бернард пишет «Мне сорок восемь, как прочим светским плешивым львам,

Я вспоминаю, кто я, по визе, паспорту и правам,

Ядерный могильник, водой затопленный котлован,

Подчиненных, как кегли, считаю по головам –

Но вот если слова – это тоже деньги,

То ты мне не по словам».

«Моя девочка, ты красивая, как банши.

Ты пришла мне сказать: умрешь, но пока дыши,

Только не пиши мне, Эстер, пожалуйста, не пиши.

Никакой души ведь не хватит,

Усталой моей души».

@@@

Лооооось! У нас с тобою что-то не срослооооось!

- Рыыыыысь! У нас с тобой все было зашибииись!

@@@

Если вас трамвай задавит, вы конечно вскрикнете, раз задавит, два задавит, а потом привыкнете

@@@

Горький запах полыни

И песок из пустыни

На верблюжьем горбе -

Тебе.

Деньги старого скряги,

Две скрещенные шпаги

На фамильном гербе -

Тебе.

Незажившие раны,

Все далекие страны

В подзорной трубе -

Тебе.

Ключ от запертой дверцы

И еще мое средце

Цвета алой зари -

Бери!..

11 апреля 2000 года.

@@@

В свежих ранах крупинки соли.

Ночью снятся колосья ржи.

Никогда не боялась боли -

Только лжи.

Индекс Вечности на конверте.

Две цыганки в лихой арбе.

Никому не желала смерти.

Лишь себе.

Выбиваясь из сил, дремала

В пальцах Господа. Слог дробя,

Я прошу у небес так мало...

Да, тебя.

Ночь с 20 на 21 февраля 2003 года

@@@

Я.

Ниспадающая.

Ничья.

Беспрекословная, как знаменье.

Вздорная.

Волосы в три ручья.

Он - гримаска девчоночья -

Беспокойство. Недоуменье.

Я - открытая всем ветрам,

Раскаленная до озноба.

Он - ест сырники по утрам,

Ни о чем не скорбя особо.

Я -

Измеряю слова

Навес,

Переплавляя их тут же в пули,

Он - сидит у окна на стуле

И не сводит очей с небес.

Мы-

Не знаем друг друга.

Нас -

Нет еще как местоименья.

Только -

Капелька умиленья.

Любования. Сожаленья.

Он - миндальная форма глаз,

Руки, слепленные точёно...

В общем - в тысячу первый раз,

Лоб сжимая разгорячённо,

Быть веселой - чуть напоказ -

И, хватая обрывки фраз,

Остроумствовать обречённо,

Боже, как это все никчёмно -

Никогда не случится "нас"

Как единства местоимений,

Только горсточка сожалений. -

Все закончилось. Свет погас.

Я.

Все та же.

И даже

Ночь

Мне тихонько целует веки.

Не сломать меня.

Не помочь.

Я - Юпитера дочь.

Вовеки.

Меня трудно любить

Земным.

В вихре ожесточённых весён

Я порой задохнусь иным,

Что лучист, вознесён, несносен...

Но ему не построят храм,

Что пребудет велик и вечен -

Он ест сырники по утрам

И влюбляется в смертных женщин.

Я же

Все-таки лишь струна.

Только

Голос.

Без слов.

Без плоти.

Муза.

Дух.

Только не жена. -

Ветер,

Пойманный

. . .
- продолжение на следующей странице -